фестивальное продвижение, субтитры,
DCP, DPX, Blu-Ray, ПУ \ УНФ
RU

Арсений Гончуков – сказать без преувеличения, человек и пароход молодого авторского кино. Правда, слово «молодой» - можно, скорее, отнести к возрасту режиссера. За плечами автора сценариев, режиссера и продюсера - четыре полнометражных картины, которые заработали дюжину призов на международных фестивалях, а фильм "Сын" в прошлом году завоевал Гран-При престижного фестиваля "Окно в Европу" в Выборге. Но самое невероятное в этом феномене то, что все свои картины он снимает без финансовой поддержки государства, инвесторов и продюсеров. Как это вообще возможно, CINEPROMO решили выяснить у него...

Арсений, так уж получилось, что Ваше имя последнее время стало в кино-тусовке почти нарицательным, из геройского разряда «снимал и снимаю сам, без государственной поддержки, не прогибался под продюсерами и прогибаться не собираюсь»… Все мы снимаем шляпу перед таким искренним, лишенным пафоса подвигом, но разве это нормальная ситуация в огромном государстве, где когда-то снималось по 250-300 фильмов в год – если брать Ваш частный пример за «общую картину» дня сегодняшнего? Давайте попробуем поиграть в детскую игру «если бы министром культуры был я»...

Я безумно ценю и для меня это очень важно, что многие уважают меня, считая некоторым «протестным флагманом», который снимает сам, не просит ни у кого деньги, делает, что хочет, и никому не кланяется. Я иногда и продюсеров увольняю со своих проектов, да.

Антисистемная составляющая в моей деятельности безусловно есть, и мне это нравится, но подобная ситуация произошла поневоле. Просто я не стал никого и ничего ни от кого ждать. Кто-то однажды сказал, что я - человек-киностудия, и я этим горжусь не меньше, чем своей командой, которая работает со мной за идею. Не я - студия, а мы - студия. Так будет справедливо.

Не знаю, подвиг это или нет, но наша деятельность абсолютно искренняя, я снимаю заведомо не окупаемые фильмы и когда это возможно, я говорю организаторам показов, чтобы вход в кинозал на мои фильмы был бесплатным. Будем это считать моей философией, я даже писал однажды некий свой личный «Манифест режиссера», в котором я как раз говорю о том, что не ждите манны небесной, не ждите продюсеров, снимайте, пока есть свежая идея, здоровье, силы и задор. В нашем государстве очень много талантливых ребят ждут десятилетиями своего шанса, но в итоге растрачивают свои силы и жизнь зря. 

Нормальна ли в связи с этим общая ситуация? Не знаю. Мы не выбираем времена, как не выбираем родителей, поэтому я считаю, что самая нормальная ситуация в наши дни – снимать самому, снимать на свои небольшие деньги, минимизируя производство.

кадр из фильма "Последняя ночь" (реж. А. Гончуков)

Я всегда говорю: продавайте машины, квартиры, начинайте снимать сами. Мне 36 лет, все мои друзья давно с солидными машинами и квартирами, а я до сих пор не имею своей квартиры, у меня нет даже какого-то имущества, я все средства вкладываю в кино.

Не то что моя ситуация нормальна, но нормальная та ситуация, когда люди изыскивают любые возможности для того, чтобы творить. Мой частный пример не будет никогда общей картиной, но когда мне пишут, что «ваш пример нас закаляет, мотивирует на подвиги... спасибо вам!»… Да что и говорить, двое моих знакомых уже сняли по моему примеру свои безбюджетные картины, и я рад быть в их жизни этаким «искусителем».

У российского кино очень много системных проблем, и я, будь министром культуры, для начала разогнал бы коррупционеров, потом бы привлек к работе самых талантливых людей. Хотя... Мне трудно рассуждать. Воровать я бы не стал, конечно, но я бы вряд ли прижился, что-нибудь бы сломал обязательно, например, систему (смеется), или сам бы сломался…Хотя нет. Сам бы я не сломался, я сформировавшийся человек, но давайте вспомним примеры из истории, на чем строилось Возрождение, например, или культурный взрыв «серебряного века», это всегда были особые политические условия... Это моменты, когда история или государство так или иначе, вольно или невольно, давало людям творческую свободу, другого быть не может в принципе...

Можно бесконечно менять систему финансирования, давать деньги каким-то своим людям, но дело в том, что искусство невозможно контролировать, творческих людей невозможно регламентировать. Или ты им даешь свободу и слушаешь их, или ты устанавливаешь свои правила и получаешь в итоге бедность и нищету культурного поля. Скудные зерна, проросшие через асфальт навязанных скреп, не дадут благодатных всходов. 

Небольшой бюджет ставит перед создателями фильма особые задачи. Первый фильм Вы сняли за 600 тысяч рублей, Ваша новая картина «Последняя ночь» имеет бюджет два с половиной миллиона. То есть все равно процесс идет по нарастающей… А что будет дальше? Есть уже какой-то замысел следующего полнометражного фильма? И чем он будет отличаться от первого – помимо бюджета как такового?

Это не процесс идет по нарастающей – это мы двигаем этот процесс по нарастающей. Да, мы это заслужили. И полтора миллиона на «Последнюю ночь» выделил наш доброжелатель, не требую вернуть деньги, и даже не требуя включить его в титры. Не за красивые глаза дал, а увидел, как много мы делаем и что мы делаем – в первую очередь, он оценил наши фильмы.

Так же стали со временем появляться инвесторы, продюсеры, которые делают себе имя, пытаются наработать опыт и "портфолио", чтобы прийти на рынок, в киноиндустрию в целом. Один из них, например, тоже удивительный человек, сильнейший сценарист, он живет в другой стране, он выкупил у меня права на эту страну, но его вклад был гораздо больше наших коммерческих перспектив. Тоже, думаю, в нас поверил, и решил поддержать.

Поэтому характер этих денег, двух с половиной миллионов рублей, потраченных на "Последнюю ночь", в частности, он тоже очень интересный, короче говоря, его структура складывается из наших предыдущих фильмов.

Возвращаясь к проблемам бюджетов, знаете, я очень не люблю, когда производственные вещи влияют на художественное пространство. Когда я пишу сценарий, я абсолютно четко понимаю, что я не должен ориентироваться на то, что можно снять дешевле, бесплатно, я всегда пишу по максимуму, потому что творчество и производство всегда нужно разделять.

Я никогда не писал сцены под какой-то конкретный объект, все это решается потом, уже на стадии производства. А на уровне творчества решать «производственные проблемы» губительно. Это очень важная на самом деле мысль. И очень важный для меня лично принцип, который не позволяет нам снимать «любительские» фильмы. И так во всем. Мы ставим себе очень высокую планку. На всех этапах производства.

По цветокоррекции, например, я всегда обращаюсь только к высококлассным специалистам, я делаю звук только в очень хороших студиях и имею там существенные скидки. Мы всегда выжимаем из наших минимальных возможностей максимум качества.

Что касается будущего, скорее всего, осенью мы запустим новый проект, я сейчас дописываю сценарий, потихоньку набираю команду, мы проверяем свои финансовые и технические возможности. Ищем, конечно, дополнительные. Скажу пока одно: наш новый фильм будет кардинально отличаться от предыдущих. Причем, бюджет нового проекта пока неизвестен.

У меня нет такого, чтобы я пошел и взял где-то миллион рублей. Я сам человек скромный, у меня нет никакого бизнеса, или богатых родителей, у меня одна мама пенсионерка. Но мы ищем. Пути финансовые неисповедимы.

кадр из фильма "Последняя ночь" (реж. А. Гончуков)

Скажу отдельно, что мы – чрезвычайно эффективное вложение. Каждая копейка, каждый рубль дает нам маленький шажок вперед, расширяет наши возможности на съемочной площадке, упрощает и ускоряет постпродакшн. Каждый рубль в нашей истории имеет колоссальную отдачу. И наша «нарастающая» не в увеличении бюджета, а в профессионализме. Однако не знаю, каким будет бюджет следующего фильма. Может, его вообще не будет. Ну, как обычно. Однако это нас не остановит. Все равно будем снимать.

Не так давно в соцсетях Вы написали, что решили полностью перемонтировать свой фильм… Можете открыть профессиональный секрет, что Вы сократили или поменяли в процессе окончательного варианта монтажа? Сместили акценты? Убрали что-то лишнее?

Да, все сократил и поменял, это живая ткань… Меняются акценты, частично меняется история, убирается что-то лишнее... Могу вам так сказать: чем более кино авторское, тем более оно пластично для монтажа. Первая моя короткометражка «Конечная остановка», у которой семь призов различных кинофестивалей, была изначально 26 минут, а стала 15. Фильм «1210» был 50 минут, а стал 70. Фильм «Полет» имел аж три версии: 40 минут, 70 минут и 1 час 20 минут. Фильм «Сын» имел тоже две версии: два с половиной часа, и в итоге – 90 минут… «Последняя ночь»: первая сборка была 4 часа, финальный вариант фильма – 90 минут. Один знакомый режиссер мне комплимент сделал однажды, что «ты идеальный монтажер, потому что из своего фильма можешь выкинуть... фильм»…

кадр из фильма "Последняя ночь" (реж. А. Гончуков)

Это хорошие слова. Потому что, с одной стороны, это для меня очень творческая сфера, с другой – абсолютный цинизм. На монтаже я никогда не жалею себя, не жалею актеров, не жалею денег, потраченных на ту или иную сцену. Да, я могу легко убрать самую дорогую по бюджету сцену, если она вдруг начнет нарушать общий строй, или в целом художественный замысел, или совсем убрать актеров – не главных, конечно, а второстепенных, то есть для спасения «организма» я могу вырезать из него любой «орган», как хирург отрезает лишнее... (смеется). То есть, если пациенту угрожает гангрена ног, то я отрежу эти ноги, какими бы красивыми они не были, потому что человек должен жить. Нужно предельно ценить зрителя и быть очень требовательным к себе, нельзя себя жалеть, и уж тем более "материал". С каким бы трудом и жертвами он бы не был снят.

В монтаже это очень важно, монтаж не терпит эмоций – как только тебя начинают одолевать инфантильные чувства (а это часто случается, когда ты сам монтируешь свое), ты можешь легко потерять объективность. Скажу также, что в моих фильмах мои любовницы не снимаются, а также друзья, родственники и я сам. Были, правда, два случая, когда я снял своих продюсеров: оба они идеально подошли в эпизоды фильма своими типажами – честно-честно!

Один раз это была абсолютно аутентичная женщина, лучше не найдешь, второй раз – очень колоритная внешность, респектабельная и яркая фактура, но на монтаже все-таки я вырезал их… Опять же не потому вырезал, что они продюсеры (смеется), они не обиделись, мы дружим, просто в фильм не вошло... Честно скажу: я маму родную вырежу из фильма, и не пожалею, если результат будет на пользу картине. Все ради того, чтобы фильм состоялся, потому что люди работали ради идеи, десятки, даже сотни людей. И я не могу их, этих людей, подводить своими эмоциями и тем, что мне жалко там чего-то... Это мой принцип и кредо.

Ваши актеры снимаются бесплатно, или почти бесплатно… Они потом получают свои «роялти», если Ваш фильм начинает приносить хоть какие-то «возвратные» деньги инвесторов и спонсоров?

Вы зря добавили слово «почти». Мои актеры снимаются бесплатно, совсем бесплатно, причем, и народные, и заслуженные… Как сказал один мой знакомый, мы живем в такое время, когда снимается до обидного мало фильмов, а актеров хороших не так уж и мало.
Русская земля рождает огромное количество очень талантливых людей. Помню, я делал тендер для музыки к фильму, объявил конкурс. И откликнулось аж 60 человек, которые готовы были работать бесплатно! Я не восхищаюсь и не радуюсь, замечу снова, я удивляюсь, как у нас все плохо. Кстати, у многих из этих энтузиастов очень солидная фильмография.
Некоторые спрашивают после таких рассказов: «На что же тогда тратится бюджет?»…На дорогу актеров и команды из других городов, на их проживание, на еду на площадке, на звукорежиссера, на постпродакшн, всего не перечислить. Поверьте, это не так уж и дешево все.


То же самое про «роялти». Возврата никакого нет, потому что наши фильмы не окупаются, роялти наши актеры не получают, мы даже не заключаем с ними договоров. Ну, например, ТНТ заплатило за фильм «Сын» гораздо меньше, чем бюджет фильма в 700 тысяч рублей, хотя казалось бы, каналы платят очень хорошо за фильмы. Но кризис нас тут основательно подкосил... Но 700 тысяч это только сам фильм, ведь и продюсер фильма, мой со-продюсер Володя Бузов, еще вложил в него столько же, вот вам и вся арифметика... Что уж тут говорить, если один только хард-диск для фильма стоит 26 тысяч рублей, а потом мы вкладывали в продвижение, один постер сделать для фильма - сказать вам, сколько стоит? Лучше не буду. Но это не одна тысяча долларов.
Это бесконечные затраты! Конечно, далеко не все это понимают, но я постоянно трачу деньги на фильм даже после того, как мы его уже сняли и смонтировали. Много бывает и таких примерно предложений: мы тебе даем на производство миллион, а ты верни нам через год два миллиона. Поверьте: если бы я связался с такими людьми с самого начала, я бы сейчас не снимал четвертый фильм, а лежал на дне Москвы-реки в тазике, залитом цементом. Не думаю, что мои коллеги и актеры желают подобного развития событий.
В общем, не с чего брать роялти. Я бы сам взял. Кстати, тут услышал, что молодой режиссер начинающий гонорар себе выбил вместе с бюдежтом на свой первый фильм, я был поражен... В общем, если посчитать еще и зарплаты команды, стоимость сценария, работу режиссера и продюсера, стоимость фильма будет миллионов под десять, вот поди и окупи все это... Если бы окупил, сразу бы все раздал, с радостью. Но жизнь нашего отечественного кино – суровая штука.

Все мы очень любим Россию, иначе бы давно уже говорили с Вами о кино где-нибудь на скамейке у Атлантического океана… И все-таки, давайте представим, что вы не русский парень по имени Арсений, а швед Ларс, например. Вы сняли свой первый корметр в одном из небольших шведских городков, затем полный метр при помощи ваших друзей и банковских кредитов… Что было бы дальше? Отличались бы по тематике Ваши фильмы, если бы Вы начали свою кинокарьеру не в России, а в той же Скандинавии?

Ага, а какую бы я прожил жизнь, если бы родился женщиной? (смеется). Страшно представить! Ваш вопрос, простите, примерно из этого разряда. Атлантический океан, Скандинавия – это как-то очень от меня далеко... На развитие режиссера влияют очень многие факторы, режиссер – это же не только прикладная профессия, навыки, это в первую очередь личность. Это воспитание, традиции, культура, контекст социума и семьи... Невозможно перенести меня в другие географические точки, это было бы совсем другое кино, да и у меня другая судьба... Хотя мне кажется, мне хочется верить, что окажись я в какой-то другой жизни, у меня сохранился бы напор, энергия, непримиримость, самостоятельность, любовь к кино, воля к творчеству. Но... Смерть стирает личность – это, мне всегда казалось, самый печальный факт в жизни, и повторить эту жизнь невозможно... Впрочем, это и прекрасно, но это уже совсем другой разговор.

Короче говоря, в другой конфигурации своей жизни я бы, может быть, гораздо раньше нашел бы сферу собственной реализации. И при более благоприятных обстоятельствах, нежели в этой жизни...

Тогда вопрос не в бровь, а в глаз. Ваш любимый жанр, судя по фильмам – «драма». Это любимый жанр почти всех режиссеров авторского, малобюджетного кино. Почему, как Вы думаете?

Драма, трагедия... Это не жанр какой-то излюбленный, а просто форма повествования, как мне кажется. Форма размышлений о жизни, судьбах людей и героев, о современном мире, в котором мы живем. А живем мы не просто все. И об этом нужно и важно говорить. И потом... На свои деньги хоррор снять или боевик – не вытяну! Впрочем, мне и не хочется. Далеко не любое жанровое кино я бы стал снимать.

Драма – наше все. Потому что это наиболее адекватная форма высказывания. А желание высказаться – главный мотив нашей деятельности. Меня иногда спрашивают про тот или иной фильм: вы его сняли на основе своего опыта? Что ответить? Конечно, своего, эмоционального опыта. Иначе не было бы для меня смысла вообще этот фильм снимать.

Итак, Ваш фильм «Последняя ночь» уже готов, постпродакшн с большим трудом и напрягами, но завершен… Что будет дальше с картиной?


Постпродакшн почти завершен, он идет с большим трудом и работа идет в большом напряжении, и напряжение это – как со знаком плюс, так и со знаком минус. Целые месяцы напряженной работы компактной команды, даже некоторые конфликты на почве накопившейся усталости случаются, да и срывы – не все выдерживают такую утомительную дистанцию. Тяжело работать без денег, потому что это время и силы, и ты вытягиваешь эту историю на нервах и на собственном здоровье, но я очень надеюсь, что этот процесс будет завершен через месяц. Звук еще на студии, музыка пишется, цветокоррекция только началась, делаем титры, потом надо будет сделать DCP, мастера, пресс-кит, постеры, трейлер, еще десятки маленьких и больших дел…
Что будет дальше с картиной? Надеюсь, она появится в конкурсных программах ближайших российских фестивалей. Я очень надеюсь, и мы все для этого делаем, чтобы у фильма «Последняя ночь» была удачная и фестивальная, а потом и прокатная история, показы на крупных кабельных и федеральных телеканалах. Сейчас мы как раз ищем дистрибьютора, который вплотную займется нашим фильмом.


Изменилось ли с годами Вашей личной кинокарьеры отношение к сценарию? Как Вы работаете с литературным, драматургическим материалом – до съемок, во время съемок?

Конечно, в том, что я сам пишу сценарии, есть свои плюсы и свои минусы. Я работаю над драматургическим материалом до съемок, во время съемок, потом на этапе монтажа. Здесь есть другая проблема: у меня, как у режиссера, все-таки есть настойчивое желание поработать с чужим сценарием, снять что-то не свое, побыть в чистом виде режиссером, взять какую-то другую планку. Я ищу подобные вещи, но пока не нахожу к сожалению. Отдаю себе отчет, что мне будет очень непросто найти сценарий, который будет близок мне и я смогу его реализовать, потому что фильм и сценарий – это такие две разные вселенные и между ними большой путь.

Пока я ищу своего автора: умного, настоящего, честного, который поразит и главное – заразит меня своим сценарием. Это же как любимую девушку найти! Отнюдь не проще! (смеется)
Побыв во всех съемочных боях, я считаю, что сценарий – важнейшая составляющая кино, восемьдесят процентов фильма. Хотя в моих фильмах это процентов сорок, я многое меняю по ходу съемок, да и на монтаже, несмотря на то, что сценарии свои я не набрасываю на салфетках, я всегда пишу полноценные скрипты, без поблажек для себя, расписанные по локациям, с четко прописанными диалогами. Как режиссер я понимаю, что чем лучше я напишу сценарий, тем удобнее мне и моим актерам будет работать над фильмом. Сценарий – это наше всё!

Последнее время Вы часто выступаете перед молодыми кинематографистами, даете мастер-классы. Они Вам лично, самому что-то дают со знаком «плюс» - кроме положительных эмоций и ощущения того, что Вы уже «не школяр, но учитель»?

кадр из фильма "Последняя ночь" (реж. А. Гончуков)

Для меня очень странен этот вопрос, а потому сразу хочу вас расстроить: я не получаю особого удовольствия от преподавания, ну или почти не получаю. Ощущение «не школяр, но учитель» – я даже не очень понимаю, о чем вы. Говоря объективно, я давно уже не школяр, но учителем я никогда не был, и не стремился быть. Ни в коем случае не чувствую себя мэтром, классиком, я не стал внезапно преподавателем ВГИКа, я не настолько образованный кинематографист и вообще не Марлен Хуциев (смеется).
Заниматься педагогикой – это же отдельный талант, отдельная наука, отдельная сфера деятельности, мало знать кино или как его снимать – надо знать, как учить, надо возиться с учениками. Нет, я не часто выступаю перед молодыми кинематографистами, если посчитать мои мастер-классы, их окажется не так много. Была онлайн-школа, по мастер-классам – Казань, Ульяновск, Нижний Новгород, могу что-то забыть, но немного.

кадр из фильма "Последняя ночь" (реж. А. Гончуков)

У меня на широкую педагогическую деятельность, хотя это и неплохое финансовое подспорье, не хватает времени и сил. Недавно я отказался от киношколы в Крыму и в ближайшее время вообще не планирую никаких мастер-классов. Мне надо готовить следующий фильм, а не учить. Хотя тем, кто мне пишет или звонит с просьбами и конкретными вопросами, я стараюсь отвечать и давать ценные советы: на чем экономить, как мотивировать команду, какие статьи расходов можно сократить, как сделать недорогой постпродакшн и т.д. И когда меня спрашивают, к кому можно идти учиться, ответ у меня тут один: идите к тому, кто сам снимает фильмы. Учиться можно только у действующих режиссеров.


И на коду, как говорят музыканты, Ваши реальные советы начинающим – тем, кто снимает сейчас любительское короткометражное кино «на коленке», особенно в провинции?

Сжато на этот вопрос ответить невозможно, не проведя у микрофона две недели… Но если коротко, мои главные, реальные советы начинающим следующие…
Первое: снимайте, снимайте, и снимайте. Ищите где угодно средства, жертвуйте всем, чем только возможно и никого не ждите. Второе: учитесь! Режиссера без образования и без знания основ режиссуры, монтажа, актерского и операторского искусства – не бывает. Мне присылают такое иногда, мама дорогая! Такие фильмы... что я каждый раз немного седею.
Черт побери! Начните хотя бы с двух известных хрестоматийных книжек Соколова про монтаж. Режиссера, который не знает, кто такой Эйзенштейн и каковы его теоретические постулаты, не бывает. Как не бывает, ну например, филолога, который не читал «Поэтику» Аристотеля. Человек, который ничего не читал про монтаж, никогда не снимет ничего хорошего. Сейчас есть интернет, найти можно все, что угодно, было бы желание – не только снимать, но и бесконечно учиться. Ничего не знать и пробовать снимать что-то свое – это преступление не только перед зрителями, но в первую очередь перед командой и перед самим собой.


Беседовал Серж Рубашкин, специальный корреспондент www.CinePromo.ru
(При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на www.cinepromo.ru обязательна)


CinePromo - российская компания №1 по фестивальному продвижению фильмов. Также мы делаем субтитры и DCP, оформляем Прокатные удостоверения и УНФзапускаем короткометражные фильмы в прокат и проводим собственный фестиваль короткого метра.

Нам доверяют: Медиалаборатория — Яндекс.Таксикинокомпания «Централ Партнершип»ЛенфильмComedy Club ProductionHype ProductionКинокомпания Андрея КончаловскогоAll Media Companyкиностудия им. М. ГорькогоМосфильмМагнум-Фильм (кинокомпания Анны Меликян), сеть КАРОМолодежный центр Союза кинематографистов РФВГИК-Дебют и СПбГИКиТ-ДебютПервый каналплатформа Start.ru, телеканалы СТСРЕН ТВ и ВГТРК, киностудия "Лендок", студия Алексея Германа мл., Институт им. Гётемузей современного искусства «Гараж», ведущие российские кинопроизводственные компании и независимые авторы. 

CinePromo - единственная российская компания, имеющая эксклюзивные договора на фестивальное продвижение студенческих фильмов ГИТРа и СПбГИКиТ
; также мы активно работаем со студентами и выпускниками Московской школы киноВГИКа, ВКСРRoma Film AcademyМосковской школы нового кино и др. ведущих отечественных и зарубежных вузов.