фестивальное продвижение, субтитры,
DCP, DPX, Blu-Ray, ПУ \ УНФ

Фильм «Закон исключенного третьего, или третьего не дано» Александры Соколовской побывал в США, Великобритании, Таиланде, Турции, Кыргызстане, Украине, Армении, на Кипре и на многих российских фестивалях. И везде он объединял зрителей в стремлении задуматься над переплетениями частной жизни, политики и искусства. По случаю премьеры фильма в нашем онлайн-кинотеатре мы побеседовали с Александрой.

Поскольку в интервью есть спойлеры, предлагаем начать с просмотра фильма.


Здравствуйте, Александра! Вы знаете, для меня стало совершенной неожиданностью на последних минутах фильма «Закон исключенного третьего, или третьего не дано», что он, оказывается, вовсе не о частной жизни московской пары, переживающей кризис отношений. Откуда возникла идея снять кино про 2014 год?

Мы делали кино прежде всего про людей. Понятие «кризис отношений» вышло за рамки частных историй тогда, в 2014 году. И мне как художнику было необходимо это переварить в какой-то творческой форме, иначе реально могла бы крыша поехать. На самом деле мы с мужем давно придумали этих героев, интеллигентных ученых, педагогов. Нам не хватает историй о нашем круге общения. Хотели делать про них пьесу, разрабатывали сюжет потихоньку, параллельно с другими проектами.

А в начале 2015 года мы стали осознавать масштаб того, что происходит с близкими людьми, с нашими друзьями, видели, как распадаются семьи, как отцы не пускают на порог сыновей из-за всех этих событий. Нам вдруг стало очевидно, что надо сделать короткий метр. Такой финал принесла жизнь. Я чувствовала, что это надо зафиксировать: на наших глазах разворачивается классический исторический сюжет в новых декорациях. Ведь такая история могла произойти где и когда угодно: в Германии в 1930-х, в Древнем Риме.

Почему же Марина смогла простить измену, но не вынесла расхождения с мужем во взглядах на политические события?

Конечно, каждый сам решает, что можно простить близкому человеку, а что нет. А вот взаимодействие общественно-исторических процессов и личных, частных, интимных — это одна из ключевых тем русского искусства. Толстой, Пушкин, Булгаков, Пастернак… Сейчас мы видим, как общество за короткое время стало очень поляризовано, причем не только у нас, по всему миру. Какое-то сильно заряженное поле, спичку поднеси — взрыв будет, даже чиркать не надо, само загорится.

Что касается героини фильма, понимаете, для нее это основополагающая вещь. Нельзя воровать. Нельзя брать взятки от студентов, например. Ну нельзя. Это входит в ее личные заповеди, по которым она живет.

Почему она из-за этого выгнала мужа? Обожаю этот вопрос. Ко мне часто подходят женщины после показов, которые считают, что героиня так отомстила за измену: держалась достойно, а потом нашла момент. Другие зрители считают, что из-за его фактического ухода из дома они не могли нормально обсуждать политику в текущем режиме, поэтому мнение чуть более простоватого Тимофея по этим вопросам формировалось без влияния его более мощной жены Марины, то бишь самотеком, как у большинства российских граждан, под монотонный гул телевизора.

А еще было мнение, что Тимофей, этот начитанный балагур, весь на цитатах — это вроде как и есть русский народ, его жена — лучшие умы России, а молодая студентка Лиза — это украинский кризис, внесший разлад в гармоничное существование России самой с собой. Еще говорили, что резкая Марина — это как раз Украина, мягкий, но честный Тимофей — Россия, а Лиза — Крым-не-бутерброд, из-за которого они поссорились. Я коллекционирую эти высказывания зрителей. Для мемуаров. Когда мне будет 97 лет, повеселю правнуков.

Мне показалось странным, что спустя много лет совместной жизни муж и жена обнаруживают, что оказались на противоположных берегах в споре о политике, как будто они никогда до этого не озвучивали свои взгляды и ничего не знали друг о друге. Может ли человек в отрыве от всего контекста своей жизни, образования и окружения внезапно примкнуть к какому-то политическому лагерю?

В том-то и дело, что эти самые взгляды у многих людей в нашей стране появились как бы внезапно. Хотя, разумеется, они складываются в контексте, под влиянием всего, о чем вы говорите. Но это какие-то процессы, идущие у людей глубоко внутри, даже у вроде как думающих и много говорящих, спорящих по самым разным вопросам науки и культуры. Казалось, что вот этот твой лучший друг, с которым ты уже все на свете обсудил еще со школы, он-то точно с тобой в огонь и воду. И вдруг – бабах! – Крым, Рим и медные трубы.


В 2014 году выяснилось, что люди, оказывается, все это время не умели или за последнее время разучились разговаривать друг с другом. Вот вроде и говорят, но не слышат, не умеют вести дискуссию, приводить аргументы и контраргументы. Каждый говорит о своем, очень умно говорит, но общей культуры ведения спора не наблюдается. Соцсети с бесконечным троллингом и анонимностью только добавили масла в огонь.

Вы правда считаете, что третьего мнения в вопросе референдума в Крыму быть не может? Откуда такая непримиримость в этом споре?

Мнение у каждого человека может быть любое, в мои задачи не входит читать мораль. Я не отождествляю себя ни с одним из героев. Мы просто ставим зеркало, в этом задача искусства. Если же вы хотите знать мою личную позицию по Крыму, то, боюсь, мы лучше это опустим, а то еще обвинят в призыве к сепаратизму в СМИ, например, или еще чего. А непримиримость у людей именно от того, что убита культура ведения спора. Как так вышло? Когда это произошло? Ну точно не в 2014 году, а сильно раньше. Народ давно уже подсажен на сплошное манипулирование, запрещенные приемы, отсутствие логических переходов в разговоре. Вместо доказательств постоянные фейк-ньюз или, что еще хуже, полуфейк. Тут уж не до мнений, успевай только уворачиваться от летящей в лицо зеленки.



Расколол ли «Закон исключенного третьего» зрителей? Какие отзывы о фильме вам запомнились в России и за рубежом?

Удивительно, но особенного раскола не было. В основном все смеются, как и было задумано. Горькая такая самоирония. В России, конечно, на каждом показе были люди, находящиеся по обе стороны баррикад. Но морду пока никто никому не бил. Все-таки в кино на короткий метр ходят достаточно культурные люди. Интересно, что будет после онлайн-премьеры. А пока я постоянно получаю письма от незнакомых людей с просьбой дать ссылку на фильм. Они готовы даже заплатить за нее, им так хочется показать фильм мужу, жене или родителям, чтобы что-то прояснить, спасти отношения. Такой реакции я не ожидала.

За границей публика меня тоже потрясла. Конечно, мне был важен вневременной и общечеловеческий аспект истории. Но чтоб это настолько получилось! Трамп, Брексит, Барселона… В Израиле, Таиланде, Англии, США – везде есть какой-то свой вопрос, который лучше не задавать, если не готов рискнуть испортить отношения с собеседником. Многие иностранные зрители благодарили меня за фильм и рассказывали, как у них половина семей на грани развода из-за каких-то общественно-политических событий.

И отдельно отмечу море благодарностей от украинцев. Удивляются, почему я еще не под арестом. Все-таки люди, народ и государство – это не одно и то же.

Для сбора средств на создание фильма вы прибегали к помощи краудфандинга. Была ли эта инициатива успешной? Вас кто-то поддержал?

О, да! Это была успешная краудфандинговая кампания на лучшей в нашей стране крауд-платформе Planeta.ru. Я даже не ожидала, что людям, так же, как и нам, создателям картины, не хватает таких историй о современности, отсылающих к вечным вопросам и вписывающихся в мировой культурный контекст. Оказалось, что у нас много потенциальных зрителей, готовых поучаствовать в создании фильма про нашу жизнь, как есть, без прикрас и фантастики. Поддержали сперва самые близкие. Потом коллеги, потом друзья друзей. А как-то утром я увидела, что куплена самая дорогая акция в 100 тысяч рублей от незнакомого человека и была, конечно, в шоке.


Как проходили съемки?

Съемки происходили в дружеской и одновременно напряженной атмосфере. Было очень мало времени. Все работали бесплатно, за идею. Так, собственно, и подбиралась группа: только те, кто, так же, как и я, хотел рассказать эту историю. Самым трудным было собрать всех хотя бы на три дня. Тут нужно прибавить мою третью беременность и роды как раз параллельно с работой над фильмом, чтобы совсем весело получалось. Чего не сделаешь ради искусства!

Поддержать режиссера можно на платформе российского авторского кино "Пилигрим".
Материал подготовилаИрина Гугушина, специальный корреспондент "CinePromo"


Интервью с другими молодыми российскими авторами, а также самые интересные и награждаемые короткометражные фильмы можно найти в нашем КИНОЗАЛЕ и на нашем канале в YOUTUBE. Подписывайтесь - обновления каждую неделю, включая долгожданные премьеры короткометражных фестивальных хитов. Готовим много сюрпризов для настоящих киноманов и фанатов короткого метра.


CinePromo - № 1 среди компаний, оказывающих комплекс услуг по фестивальному продвижению фильмов. Также мы делаем субтитры, DCP, Прокатные удостоверения \ УНФ.

Нам доверяют: ЛенфильмComedy Club ProductionHype ProductionAll Media CompanyMozga Productionкиностудия им. М. Горького, кинотеатральные сети Мосфильм и КАРОМолодежный центр Союза кинематографистовВГИК-Дебют и СПбГИКиТ-ДебютПервый канал, телеканалы СТС и ВГТРКоткрытая студия документиального кино "Лендок", студия Алексея Германа мл., ведущие российские кинопроизводственные компании и независимые авторы. CinePromo - единственная российская компания, имеющая эксклюзивные договора на фестивальное продвижение студенческих фильмов Института телевидения и радиовещания (ГИТР) и Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения (СПбГИКиТ). Также мы активно работаем со студентами и выпускниками Московской школы киноВГИКа, ВКСРRoma Film AcademyМосковской школы нового кино и др. ведущих отечественных и зарубежных вузов.